October 6th, 2014

Урдхва Куккутасана

+ 1

С подачи моего тренера по Глубинному Касанию исследую свою уязвимость. Это тема принятия своей несовершенности :-) Для меня, в первую очередь, в разных делах. Очень круто, друзья :-) Если вы позволяете себе отреагировать на ситуацию искренне, мгновенным откликом (к примеру, в обидном для вас общении расплакаться, а в какой-то ситуации извиниться, если вам жаль, или вспылить), то никакой психологический блок (напряжение) не формируется. Формируется тогда, когда "держите в себе" и пробуете сопротивляться миру такому, какой он есть.
Страшно быть открытым? :-) В подавляющем числе случаев этот страх совершенно необоснован :-) И ещё... открытому человеку Мир идёт навстречу :-)
И ещё, если вы позволяете быть себе уязвимыми, и если вы такие же фанаты самосовершенствования, как и я, то первое, что вы почувствуете - это чувство огромного освобождения :-) А после множества ошибок и искреннего признания живой сути своих реакций, своей настоящей практической эффективности в различных делах, как никогда становится понятно, над чем именно стоит работать.
Урдхва Куккутасана

+ 1

О принятии и интеграции опыта.
Бывает и так...

«Я выпил еще четыре «Кёльша» и снова стал плакать, хотя в этот раз попытался это скрыть. Не помню, чтоб я плакал так много, подумал я. Впрочем, никто не видит. Я начинаю слегка хмелеть. Несколько человек, танцуя, движутся в мою сторону и жестами зовут присоединиться. Нет, спасибо, не хочу - жестами показываю я им. Еще несколько «Кёльшей», и они снова машут мне, только на этот раз один из них мягко берет меня за руку и тянет за собой.
- Ich spreche keine Deutsch, - произношу я единственную заученную наизусть фразу. Меня продолжают тащить, мне машут руками, улыбаются, они явно встревожены, явно хотят мне помочь. Я серьезно думаю, не рвануть ли мне к двери, но я не расплатился за пиво. Неуклюже, очень сосредоточенно я присоединяюсь к танцующим; я кладу руки на плечи стоящих рядом, мы движемся взад и вперед и вскидываем ногами. Я начинаю смеяться, потом плакать, потом снова смеюсь и снова плачу. Мне хочется отвернуться, не показывать, что со мной происходит, но меня удерживают в полукруге руки соседей. Проходит минут пятнадцать, и я уже не в силах сдержать эмоций. Страх, паника, жалость к себе, веселье, радость, ужас, жалость за себя, радость за себя - все эти чувства обрушиваются на меня и отражаются на лице, мне стыдно, но люди кивают головами и улыбаются, словно хотят сказать: все в порядке, молодой человек, все в порядке. Вы просто танцуйте, молодой человек, танцуйте. Понимаете? Танцуйте вот так...

Я провел в этом ресторане два часа. Я танцевал и пил «Кёльш». Мне не хотелось никуда уходить. Каким-то образом в этот короткий период все, что было у меня на душе, пронеслось в моей голове, поднялось и омыло все мое существо, было выставлено напоказ и принято. Не совсем, конечно, но, похоже, тогда я примирился с ситуацией - по крайней мере настолько, чтобы нести свою ношу и дальше. Наконец я встал и помахал на прощание. Мне помахали в ответ и продолжили танцевать. Денег за пиво с меня никто не потребовал.

Позже я рассказал эту историю Эдит, и она сказала "Ага, теперь ты знаешь, что такое настоящие немцы".

Мне хотелось бы заявить о том, что мое большое сатори, в результате которого я принял ситуацию с Трейей, примирился с мыслью о ее смерти, наконец-то смог отвечать за собственные решения - отставить в сторону свои интересы и делать все возможное, чтобы поддержать ее, - мне хотелось бы заявить, что все это пришло ко мне после серьезной медитации, во время которой я увидел яркий белый свет и меня посетило озарение, что я проникся дзенским мужеством и снова ринулся в бой, что я достиг трансцендентного просветления, которое опять поставило меня на ноги. Но на самом деле все это случилось в маленьком баре в присутствии кучки доброжелательных немолодых мужчин, чьих имен я не знаю и на чьем языке я не говорю.»
Из книги Кена Уилбера «Благодать и стойкость»