November 25th, 2008

Шива

Друзья? - Друзья :)

Есть люди, с которыми я в ЖЖ как бы немного поспорил, после чего они удалили меня из френдов и даже стерли некоторые свои комментарии. Типа обиделись что ли. Но при этом иногда появляются в статистике посещения моего ЖЖ.
Конечно, может случайно заходят. А я вот размышляю о том, что негативное чувство такое же притягивающее как и позитивное, не зря в астрологии враги и друзья одним домом обозначаются.

UPD: мне тут в комментариях dragonite_z пишет, что насчет домов и друзья-враги может и не правда :) Если это не принципиально, то для меня главное, чтоб был понятен смысл записи. Что касается достоверности астрологических сведений, имейте в виду ;) Сам не шарю. (может это в какой-то другой астрологии так)
Шива

:-) Любимый эпизод

"...
Ринсвинд тем временем отыскал какую то дорожку. Она здорово петляла, и он предпочел бы, чтобы она была вымощена, но пока он по ней шел, у него имелось хоть какое то занятие.
Деревья неоднократно пытались завязать с ним разговор, но Ринсвинд, пребывая в полной уверенности, что для деревьев такое поведение ненормально, не обращал на них никакого внимания.
День клонился к вечеру. Ни единый звук не тревожил воцарившуюся тишину, если не считать жужжания мелких, мерзких, кусачих насекомых, треска падающих время от времени веток и перешептывания деревьев, обсуждающих вопросы религии и неприятности с белками. Ринсвинд вдруг почувствовал себя очень одиноким. Он представил себе, что будет жить в лесу вечно, спать на листьях и питаться… и питаться… питаться тем, чем питаются в лесу. Деревьями, предположил он, орешками и ягодами. Ему придется…
– Ринсвинд!
Навстречу по тропинке шел Двацветок – промокший насквозь, но сияющий от удовольствия. Следом трусил Сундук.
Ринсвинд вздохнул. Он то думал, что хуже и быть не может…
Начался какой то особенно мокрый и холодный дождь. Ринсвинд с Двацветком сидели под деревом и смотрели на падающие капли.
– Ринсвинд?
– М-м?
– Почему мы здесь?
– Ну, некоторые говорят, что Диск и все остальное сотворил Создатель Вселенной, другие считают, что это весьма запутанная история, имеющая отношение к гениталиям Высочайшего Бога и молоку Небесной Коровы, а кое кто утверждает, будто все мы обязаны своим существованием случайному раскладу вероятностных частиц. Но если ты имеешь в виду, почему мы сидим здесь, а не падаем с Диска, то об этом я не имею ни малейшего понятия. Должно быть, произошла какая то ужасная ошибка.
– О-о. А как ты думаешь, в этом лесу есть что нибудь съедобное?
– Да, – горько отозвался волшебник. – Мы.
– Если хотите, у меня растут желуди, – услужливо предложило дерево.
Несколько минут они сидели в сырости и молчании.
– Ринсвинд, дерево сказало…
– Деревья не разговаривают, – отрезал Ринсвинд. – Очень важно это помнить.
– Но ты ведь сам слышал…
Ринсвинд вздохнул.
– Знаешь что, – сказал он. – Ты, похоже, позабыл элементарную биологию. Чтобы говорить, тебе требуются всякие причиндалы типа легких, губ и… и…
– Голосовых связок, – помогло ему дерево.
– Ага, их самых, – подтвердил Ринсвинд, но опомнился и, резко замолчав, мрачно уставился на дождь.
– А я то думал, волшебники все все знают о деревьях и лесе, – с упреком заметил Двацветок.
В его голосе редко слышались нотки, позволяющие предположить, что он считает Ринсвинда кем то другим, кроме как замечательным чародеем. Поэтому уязвленный волшебник был вынужден что то да ответить.
– А кто тебе сказал, что я ничего не знаю? – раздраженно бросил он.
– Ну и что это за дерево? – спросил турист.
Ринсвинд посмотрел вверх.
– Береза, – твердо сказал он.
– Вообще то… – начало дерево, но быстро заткнулось, поймав на себе Ринсвиндов взгляд.
– А те штуки наверху выглядят совсем как желуди, – заявил Двацветок.
– Да, ну, в общем, это бесчерешковая, или семидольная, береза, – объяснил Ринсвинд. – Ее орешки очень похожи на желуди. Могут обмануть кого угодно.
– Вот это да, – восхитился Двацветок, однако тут же спросил: – А вон тот что за куст?
– Омела.
– На нем же шипы и красные ягоды!
– Ну и что? – сурово спросил Ринсвинд и впился в туриста взглядом.
Двацветок сломался первым.
– Ничего, ничего… – покорно пробормотал он. – Должно быть, меня неправильно информировали.
– Вот именно.
..."
Терри Пратчетт "Безумная звезда"